Хозяйка книжной горы

Вы помните одну из глав романа Дюма "Двадцать лет спустя", в которой Атос и Рауль отправляются в литературный салон знаменитого на весь Париж аббата Скаррона? Уверена, что помните. В этой главе Атос с Арамисом обсуждают одно рискованное дельце, Рауль знакомиться с очаровательной девушкой, внучкой поэта Агриппы д'Обинье, а все гости дружно возмущаются тем, что хозяина салона лишили пенсии. Так вот, Поль Скаррон вполне реальная историческая личность, и как раз сегодня у него день рождения.
Поэт, драматург, романист и аббат, Поль Скаррон родился 4 июля 1610 г. в семье чиновника французской счетной палаты. Поскольку он был седьмым ребенком в семье, то решил выбрать карьеру священника. И вполне успешно. Он получил неплохой приход в Ле Мане, был приближен к епископу и популярен в местных салонах. Жизнь улыбалась ему, и он отвечал ей взаимностью -- всегда был готов на шутки и розыгрыши. Ничто не предвещало несчастья, но в 28 лет Скаррон заболел ревматизмом и очень быстро превратился в парализованного калеку.
Несчастье способно сломать человека, но Скаррон слишком любил жизнь, чтобы сдаться. Он усиленно начал заниматься литературной деятельностью, но потерял все источники доходов -- парализованный священник не может выполнять свои обязанности и, следовательно, не может получать и доходы с должности. Теперь жизнь Скаррона зависела от богатых покровителей, которым он посвящал свои творения, от их пособий и пенсий. Долгое время аббат был любимцем королевы Анна Австрийской, которая выплачивала талантливому и остроумному автору неплохую пенсию. Но Скаррон был не просто остроумен, он был и на редкость язвителен. В 1649 году был опубликован его стихотворный памфлет против кардинала Джулио Мазарини — первого министра Франции и, по слухам, любовника вдовствующей королевы. Анна Австрийская была вне себя от гнева и за хлесткие стихи лишила недавнего любимца пенсии.
Именно это обстоятельство в романе Дюма и обсуждали посетители салона Скаррона.
— Мой бедный друг, — говорили они, — говорят, вы обеднели?
И каждый раз Скаррон находил новый остроумный ответ: "Зато государство обогатилось... Мне оказали честь, вспомнив обо мне..."
Ему надо было быть очень остроумным, потому что, лишившись королевской пенсии, он стал зарабатывать стихами-посвящениями.
В 42 года он женился на 17-летней Франсуазе д'Обинье,той самой девушке, с которой в романе Дюма познакомился Рауль и которой, по выражению Скаррона, предложил союз оборонительный и наступательный. Она скрасила последние восемь лет жизни больного поэта. А вот дальнейшая ее судьба была столь необычной, что представить это не могли ни она сама, ни Скаррон, ни знаменитый дед Франсуазы. Сначала она стала воспитательницей детей короля от его фаворитки мадам де Монтеспан, за что получила титул маркизы де Ментенон, а после смерти королевы стала женой Людовика XIV. Мог ли представить Скаррон, что его подруга по "Приюту безденежья", как он называл свой салон, станет жить в Версале и диктовать образ жизни французской знати? Ничего этого он не знал, предпочитая простые и незатейливые радости.
Надо сказать, что имя Скаррона было известно в России с XIX века, как благодаря Дюма, так и благодаря переводам некоторых произведений Скаррона. Широко известен стихотворный отрывок из его пьесы "Жодле, или хозяин-слуга". Вы наверняка помните: "Поковырять в зубах мне первая отрада, когда зубов лишусь и жизни мне не надо".

Люблю я лук, люблю чеснок,
И если маменькин сынок,
Изнеженный молокососик
Спесиво свой наморщит носик
И поднесет к нему платок:
"Фи! Что за мерзкая вонища!" —
Ему я тотчас нос утру:
Мне по нутру простая пища,
Зато мне спесь не по нутру.

Поковырять в зубах — мне первая отрада.
Когда зубов лишусь, и жизни мне не надо.

<...>

И оттуда же язвительный пассаж о любителях дуэлей:

Когда в конце концов поймешь,
Что рано ль, поздно ли пойдешь
Ты на обед червям могильным
(Во рву ли, в склепе ли фамильном),
То эта мысль — как в сердце нож.
А если так, то неужели
Мне из-за пары оплеух,
Во имя чести на дуэли
Досрочно испустить свой дух?

Поковырять в зубах — мне первая отрада.
Когда зубов лишусь, и жизни мне не надо.

Когда невежа брадобрей
Мужицкой лапищей своей
Хватает важного вельможу
И мнет сиятельную рожу,
Вельможа терпит, ей-же-ей.
Я человек не столь уж гордый,
Чтоб от пощечин в драку лезть.
Уж лучше жить с побитой мордой,
Чем лечь во гроб, спасая честь.

Поковырять в зубах — мне первая отрада.
Когда зубов лишусь, и жизни мне не надо.

Иного тешит целый день
Воинственная дребедень:
Ему до тонкости знакомы
Все фехтовальные приемы,
И метко он палит в мишень.
Мне дурни дуэлянты жалки,
К чему за оскорбленья мстить?
Раз в мире существуют палки —
Кому-то нужно битым быть.

Поковырять в зубах — мне первая отрада.
Когда зубов лишусь, и жизни мне не надо.

Ответьте на вопрос мне вы,
Неустрашимые, как львы,
Глупцы, влюбленные в дуэли:
Неужто вам и в самом деле
Щека дороже головы?
Не лезь в сраженья, жив покуда.
Пред тем как искушать судьбу,
Спросить покойников не худо:
Приятно ль им лежать в гробу?

Поковырять в зубах — мне первая отрада.
Когда зубов лишусь, и жизни мне не надо.

@темы: Художественная литература, Поэты, Писатели, Книги, Историческая литература, Дни рождения